Пермь,
19 марта 2019,
вторник

Дорога судьбы

В третье воскресенье месяца, 21 октября, отмечается День работников дорожного хозяйства

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть

Накануне профессионального праздника корреспондент газеты «Пятница» побывал в Березниках, где на предприятии «Химспецстрой» встретился с династией дорожников — отцом и сыном Домбровскими.

работники

Мы поговорили о том, что нужно для строительства хорошей дороги и как новые технологии повышают её безопасность. А в разговоре «за жизнь» выяснили, почему Домбровский-младший считает, что работа найдётся всегда, а также какой вклад внёс Домбровский-старший в создание стелы на границе Прикамья и Свердловской области.

«Дорожники без работы не останутся»

Отец Ильи Домбровского, Андрей Владимирович, по профессии электрогазосварщик, поэтому молодой человек изначально тоже решил пойти по его стопам, окончил училище.

«Сварщик — это, конечно, хорошо. Но вот где точно без работы не останешься, так это в дорожном строительстве — дороги-то нужны всегда», — такой совет дал Илье его мастер, и он послушал мнение старшего.

работники

В 2011 году Илья окончил курсы оператора асфальтобетонного завода. Сначала у него был пятый разряд, а теперь — самый высокий, шестой. Сегодня он работает на асфальтобетонном заводе, который арендует компания «Химспецстрой». Под его руководством для индивидуальных клиентов и крупных частных и государственных организаций изготавливается асфальтобетон разных типов.

Завод работает — близко не подходи

Завод — это большой комплекс из нескольких бункеров, агрегатов и конвейеров, который управляется с компьютера. Утро Ильи начинается с «пробуждения» завода: включаются двигатели и рабочие агрегаты. Когда приезжает представитель заказчика, он отдаёт Илье расчёт состава, выполненный в лаборатории предприятия. Формула заводится в компьютер, и прямо при заказчике изготавливается нужная асфальтобетонная смесь. Но не стоит думать, что работа здесь «непыльная».

Илья Домбровский:

— Для изготовления асфальта нужны щебёнка, песок и битумный порошок. Из бункеров по транспортёру они идут в сушильный барабан, температура в нём может доходить до 1000 градусов. Сухой материал поднимается по элеватору в «грохот» — агрегат, где стоят различные сита. Далее механизмы набирают заданное количество каждой фракции на весы, а оттуда — в бочку с минеральным порошком. И снова нужный вес идёт в смеситель с битумом. Всё это перемешивается 30—40 секунд. Каждый замес, то есть порция, — как правило, около 600 кг — высыпается в машину заказчика. 20 тонн грузится около 25 минут. Температура получившейся смеси — около 160 градусов. В общем, когда завод работает, рядом ходить не надо — правило безопасности.

Зачем на дороге большие «заплаты»?

Видно, что Илья свою работу знает и любит. Пока мы ехали в Березники, увидели на трассе участки с «заплатами» во всю ширину и решили узнать, для чего они.

«Скорее всего, это шероховато-поверхностная обработка, слой более грубого асфальта. Его кладут на потенциально аварийных участках. Недавно водитель фуры с битумом рассказал, что, если бы не это покрытие, его в ливень просто снесло бы в кювет», — объясняет Илья.

работники

Молодой специалист чётко рассказывает, что в асфальте выделяют типы А, Б, В и Г. Последний — без щебня. Если у вас на улице уложили очень гладкий асфальт, скорее всего, это тип В или Г. Есть ещё ЩМА — щебёночно-мастичный асфальт, без добавления песка, с хорошими характеристиками сцепления. Такой, например, уложили на ул. Сибирской в Перми. Илья знает и новинки: рассказывает, что недавно стала применяться эмульсионная добавка в гранулах, которая увеличивает сроки службы асфальта.

работники

На асфальтобетонном заводе предприятия «Химспецстрой» выпускают все типы асфальта, кроме ЩМА. В сутки завод может выдавать до 450 т смеси, это примерно 20—23 машины. Но даются такие показатели непростым трудом.

«Отец — «автогубернатор», а я — «император»

Илья Домбровский:

— В самый «жаркий сезон» работаем и по 16 часов, бывало, и 24 часа на работе приходилось оставаться — заканчиваешь так поздно, что домой ехать смысла нет. Сейчас осенью завершим работу и отправим завод на консервацию. Но у меня простоя не будет. В тот год я работал на содержании дорог в Соликамске, ещё сварщиком работаю, слесарем. Я так думаю: работы всегда хватает, главное — не лениться.

У Ильи есть дочка и сын, который иногда приезжает с папой на работу, интересуется процессами. Сыну пять лет, и он уже не раз бывал на работе у отца, интересовался, что это за работа такая, где всё крутится, грохочет, дымится. Чувство юмора — отличительная черта этой семьи, как и многих людей труда, наверное.

работники

«Отец работает на автогудронаторе, а я оператором на заводе, вот нас в шутку и прозвали «автогубернатор и император», — смеётся Илья уже почти в конце встречи. А мы направляемся к его отцу, который работает уже на следующем этапе строительства дорог.

Со своим «самоваром»

Андрей Домбровский:

— Я всю жизнь трудился «в одно лицо»: и водителем, и на машине техпомощи, и сварщиком. Когда закрылось предприятие, на котором я работал, директор собрал весь «костяк», и уже девять лет я работаю на автогудронаторе, «мой самовар» я его называю.

«Самовар» и правда отвечает своему названию. В баке залита битумная смесь, водитель следит, чтобы её температура сохранялась на уровне от 30 до 70 градусов. Задача Андрея Владимировича — обеспечить проливку битумной эмульсией. Он объясняет: для строительства хорошей дороги важно не только уложить все слои асфальта (основание, выравнивающий и верхний), но и обеспечить их качественное «склеивание» между собой.

работники

У «автогубернатора» свои нюансы профессии: никакого компьютера — ювелирная ручная работа. Медленнее едешь — гуще выливается гудрон.

«Иногда подрядчики из «южных стран» говорят мне: «Сделай нам пыл…» А иногда наоборот: «Заливай так, чтобы белого пятна не осталось», — смеясь, делится Домбровский.

Но что бы ни говорили, есть нормативы: на щебёнку — 0,8 кг на метр, на фрезеровку — 0,5 кг, между слоями — 0,3 кг.

«Вот это делали мы!»

За эти девять лет Андрей Домбровский работал на многих объектах: развязка у Березников, «межкварталка» в Соликамске, Боровске, а сейчас дорога Березники — Соликамск. Он ещё не знает, но в краевом Министерстве транспорта нам рассказали: дальше дорожники продолжат работы до посёлка Дурино, а затем — до Соликамска. Ещё раньше Андрей Владимирович работал на объезде Краснокамска, на объединении дороги со Свердловской областью.

Андрей Домбровский:

— Мы с детьми, внуками ездим в Казань, Екатеринбург. Я еду за рулём и говорю: «Вот это — мы делали! Вот здесь стояла наша техника. Ностальгия такая… А помните стелу «Европа — Азия»? Орла на её верхушке крепил я — сварщиком тогда работал. Очень боялся, как бы трос не оборвался... Но справился. Моя задача была приварить орла, чтобы он на самой верхушке держался.

Андрей Владимирович признаётся: если бы начать всё сначала, он не поменял бы свой трудовой путь. Как сварщик он себя реализовал, теперь работает «у руля», и ему нравится.

Вместо послесловия

Недавно от нескольких автомобилистов довелось услышать мнение: в Прикамье дороги уже несколько лет не только не отстают от соседних областей по качеству, но где-то и опережают их. И в этом заслуга таких людей, как отец и сын Домбровские. Они выполняют дела пусть не «императорского», но уж точно регионального масштаба. К примеру, только «Химспецстрой» построил 300 км дорог с 2009 года. В прошлом году в крае отремонтировано 800 км дорог. Министр транспорта Николай Уханов говорит, что темпы ослабевать не будут — ежегодно в регионе будет ремонтироваться примерно такое же количество километров региональных и местных дорог. В День дорожника нам есть за что сказать спасибо людям, которые не боятся тяжёлой работы, честно выполняют своё дело и меняют жизнь в Пермском крае к лучшему.

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Вотсапнуть